Как идет лосось на нерест – Осень пришла – рыба на нерест пошла. Вступили в силу запреты на лов рыбы в Санкт-Петербурге и Ленинградской области

Большая, но беззащитная рыба. Как в Беларуси охраняют лосося, который идет на нерест

В Беларуси есть свои лосось и кумжа. Из Балтийского моря на нерест они доходят по Вилии аж до Вилейки, но больше всего их приплывает в Островецкий район — здесь много маленьких притоков, пригодных для метания икры. Чтобы добраться до наших рек и отложить здесь икру, рыба преодолевает более 600 километров против течения.

Фото: Валерий Юдин, TUT.BY

Балтийский лосось нерестится в Вилии и ее крупных притоках, а вот кумжа ищет места в речках поменьше. Например, в реке Тартак в Островецком районе. Сюда в этом году зашло около 60 особей этой рыбы. Несколько лет назад кумжи было в два раза меньше, и очень мало возвращалось обратно в море — многих «сажали на вилы» местные жители. Эту «краснокнижную» рыбу нужно спасать и сейчас.

Идея охранять белорусских лососевых принадлежит ихтиологу Нине Полуцкой, координатору проекта по охране проходных лососей в Беларуси, который поддерживается Международной экологической организацией «Коалиция Чистая Балтика» (Швеция).

«Яно раней як было? Віламі гэтую рыбу лавілі»

Фото: Валерий Юдин, TUT.BY

У речки Тартак стоит одноименная деревня. Она затерялась среди лесов и, кажется, застыла во времени и пространстве: столетние хаты, старые деревья, мощеная дорога и всего пять жителей. Вокруг — тишина. Весь год местечко живет своей размеренной жизнью, но каждую осень последние 10 лет привычный уклад нарушается. Сюда приезжают волонтеры, чтобы патрулировать реки. Местные сначала удивлялись, а потом привыкли.

70-летний Вацлав Блажевич, или, как его здесь называют, Вац-Вац, лихо рассекает по окрестным дорогам на оранжевом «москвиче», помогает волонтерам. Вот и сейчас приехал на Тартак, чтобы подсобить в перекрытии одной из бетонных труб, по которым течет река под дорогой.

Вац-Вац рассказывает всем новичкам местные байки и со знанием дела говорит о том, как здесь начали спасать рыбу.

— Яно раней як было? Віламі гэтую рыбу лавілі. Нават прыязджалі да нас з Мінска, каб да стала вялікіх начальнікаў яе злапаць. А рыба што? Яна ж як да нас даплыве — дык як дурная. Адзіная думка ў яе — як ікру дзе пакінуць. Вось і не зважае на чалавека. А мясцовыя яе — хоп-хоп, і ўсё. Што ж рабіць, калі кумжа на гародзе плавае. Так і не засталося ў нас рыбы. А потым прыйшлі валанцёры — і завярцелася.

Фото: Валерий Юдин, TUT.BYВац-Вац помогает волонтерам и рассказывает всем новичкам местные байки

Трубы были проложены еще в 70-е годы прошлого века. Сама дорога, а вернее песок с нее — настоящая головная боль для тех, кто занимается сохранением белорусского лосося.

Для нереста рыбе нужны особые условия: холодная и чистая вода, а еще каменистое дно. Песок с дороги из-за дождей попадает в реку, замывая камни. Рыба здесь не нерестится и идет вверх по течению, запрыгивая в трубы, которые раньше для нее были почти непреодолимым препятствием. Несколько лет назад здесь построили деревянный рыбоход, а потом соорудили порожки на дне реки, чтобы кумже было удобнее запрыгивать в водопад.

Проблема с песком остается. За несколько лет места нереста занесло. Волонтеры обращались к гродненским дорожникам, просили около дороги сделать какие-то ограды или отбойники, однако денег на это пока нет.

То, что рыбы стало больше, — это хорошо. Но с прибавлением возникли другие проблемы. Вверху по течению для нереста стало мало места. Иногда в воде проходят настоящие баталии. А ведь раньше гнезд было примерно поровну с двух сторон от дороги. Теперь же рыбы дерутся и по нескольку раз нерестятся на одном и том же месте, уничтожая икру тех, кто там отнерестился ранее. В общем, свои интриги.

Фото: Валерий Юдин, TUT.BY

А вот бобры, которые перегораживали реку, не давая рыбе нормально идти на нерест, проблемой быть перестали. Недавно в этих краях появились волки, которые естественным образом их количество «отрегулировали». В том, что волки здесь есть, мы убеждаемся сами — на тропинке, ведущей к Тартаку, замечаем их следы.

Гнезда, реки и Островецкие горы

Все лососевые сейчас занесены в Красную книгу Беларуси, а часть реки Тартак недавно стала памятником природы. Места здесь непролазные и дикие. А еще есть горы, пусть и крошечные. Но когда идешь вдоль русла быстрого и шумного Тартака, создается впечатление, что находишься в Прикарпатье.

— Вот гнездо, вот гнездо, — показывает на небольшие кучи камней в реке Юрий Болтуць.

Он — рыболов со стажем. А еще — бессменный координатор акций по охране лососевых, приезжающий сюда каждую осень вот уже 10 лет. Говорит, таким образом выражает свою благодарность природе.

Фото: Валерий Юдин, TUT.BYЮрий приезжает сюда каждую осень последние 10 лет

Сейчас главные добровольцы — рыбаки из объединения рыболовов — большого рыболовного интернет-клуба (БРИК).

В разное время спасали и охраняли рыбу различные инициативы и общественные организации: «Зеленая сеть», «Зеленый дозор», «Центр экологических решений», «Ахова птушак Бацькаўшчыны», специалисты НАН Беларуси, «Экодом».

Мы идем вдоль Тартака, и Юрий рассказывает, что в конце октября в реку шло по несколько особей в день, сейчас рыба заходит реже: нерест пошел на спад.

Фото: Валерий Юдин, TUT.BY

Увидеть рыбу — большая удача, кумжа сливается с цветом дна, и так просто ее не заметить. Места здесь болотистые, пробираться приходится по топкой грязи, время от времени застревая в ней.

— Ну вот, ягель есть, голодными не останемся, — говорит один из волонтеров.

Мы решаем посмотреть на этот ягель и… застреваем в темной жиже. Без помощи остальных не выбраться.

Фото: Валерий Юдин, TUT.BY

Разговариваем, конечно, о рыбе.

— В этом году здесь провели эксперимент по искусственному оплодотворению. Наша организация закупила гнезда в России. Ихтиологи отловили в Тартаке две кумжи и местных самцов форели, произвели искусственное оплодотворение и поставили несколько искусственных гнезд. Весной должны появиться личинки, — говорит Юрий.

Кумжа после нереста отправляется обратно в море и приходит снова в наши реки через два-три года. Мелочь же, выйдя из гнезда, около года остается у нас, а потом начинает свое долгое путешествие в море, где «нагуливается» и снова возвращается сюда, но уже на нерест.

— Проект по искусственному оплодотворению нужен для того, чтобы апробировать нашу задумку по расселению лососевых рыб из тех мест, где их много, туда, где их по каким-либо причинам стало мало или популяция совершенно исчезла. Сейчас на Тартаке численность кумжи достаточно высокая для того, чтобы можно было отлавливать производителей и переносить их икру в другие речки и ручьи. Личинки, выйдя из гнезда, запоминают запах родной реки и по нему уже возвращаются, будучи взрослыми, назад, — рассказывает научный сотрудник лаборатории ихтиологии Научно-практического центра НАН Беларуси по биоресурсам Михаил Плюто.

Фото: Валерий Юдин, TUT.BY

Был ли этот эксперимент удачным, можно будет сказать только лет через семь. В соседней Литве своего лосося спасали в том числе и таким образом. Юрий говорит, что эксперимент с искусственным оплодотворением имеет большие перспективы. На реке Страча около деревни Ольховка, которая по сути является одним большим нерестилищем для лососевых, стоит картонная фабрика с дамбой. Там просто необходимо построить рыбоход, который помог бы расселиться лососевым на большей территории.

Фото: из личного архива

Фото: из личного архиваТак выглядит искусственное оплодотворение рыб

Рыба дерется и выпрыгивает из воды

Ходить по холмистой местности с непривычки тяжело, время от времени приходится передвигаться по руслу реки, благо она неглубокая. Но очень быстрая. Иногда кажется, что может снести течением.

По пути теряем надежду увидеть хоть маленькую семгу или кумжу. Но в какой-то момент Юрий останавливается и говорит:

— Тише. Вон смотри — рыба.

Я присматриваюсь к воде, но ничего не вижу. Юра улыбается и снова показывает на камни.

Приглядевшись, замечаем хвост одной, а потом и вторую рыбу. Видимо, хорошее место для нереста. И следующие полчаса становимся свидетелями какой-то совершенно другой жизни дикой природы. За это время за место в воде между рыбами происходят настоящие баталии. Они дерутся, отгоняя друг друга от камней, плавают туда-сюда и даже выпрыгивают из воды. А мы только наблюдаем.

Фото: Валерий Юдин, TUT.BY

Простояв полчаса около воды, мы решаем идти дальше.

— Все, не будем им мешать «заниматься любовью», — смеются волонтеры и замечают, что нам «сказочно повезло».

Не всем удается увидеть сразу двух рыб, да еще таких внушительных размеров. Начинаешь отчетливо понимать, до какой степени эта большая рыба не защищена и находится в уязвимом положении. Оглушенная инстинктом, она практически ничего не замечает вокруг себя. Поймать ее очень легко, чем и пользовались до недавнего времени браконьеры.

Фото: Валерий Юдин, TUT.BY

Сейчас это сложно сделать из-за патрулей волонтеров. Присматривают за окрестными речушками и пограничники. Правда, это не входит в их обязанности.

— Но если мы замечаем здесь браконьеров, то сразу же связываемся с местной природоохранной инспекцией. Это касается людей здесь на Тартаке и тех, кто ловит рыбу сетями в Вилии, — говорят пограничники.

Они заехали в волонтерский лагерь, чтобы посмотреть, кто сегодня прибыл. Рядом граница — к посторонним пристальное внимание.

Фото: Валерий Юдин, TUT.BY

Сельское хозяйство — еще одна угроза для лососевых

— Сами видите, что просто приехать и поставить палатку около Тартака — проблематично — местность болотистая, — говорит Юрий и показывает те самые лотки с искусственно оплодотворенной икрой. Вода в реке — чистая и прозрачная. Но здесь существует еще одна проблема — местные сельскохозяйственные предприятия привозят навоз на поля, которые находятся в непосредственной близости от реки. Он может попасть в воду и загрязнить ее. Что в свою очередь пагубно повлияет на лососевых.

Пока мы пьем горячий чай в волонтерском лагере — за день в лесу мы замерзли и устали — волонтеры разводят огонь.

— Кстати, о тех, кто нам помогает, — дрова нам привез Островецкий лесхоз. Так что холода нам не страшны.

Фото: Валерий Юдин, TUT.BY

Мы, пробыв на патрулировании целый день, собираемся уезжать домой, а вот волонтеры остаются здесь еще на несколько суток. Юре то и дело звонят по телефону желающие приехать в Тартак. Он координирует работу волонтеров, объясняет, когда появится свободное «окно» в патрулировании и когда лучше приезжать. До середины декабря реки на Островеччине необходимо охранять и желающие могут поучаствовать в спасении белорусского лосося.

Фото: Валерий Юдин, TUT.BY

В агрогородке Ворняны открылся первый в стране инфоцентр по сохранению лососевых рыб в Беларуси, оборудованный членами «Аховы Птушак Бацькаўшчыны» (АПБ). Инфоцентр открыт на базе ГУО «УПК Ворнянские ясли-сад — средняя школа».В оборудованном классе за час экскурсии можно узнать о лососевых рыбах и проблемах их сохранения. Здесь знакомят с жизненным циклом лосося, рассказывают о непростом процессе нереста и миграции. Есть информация и об угрозе для редких рыб, и о том, как каждый может помочь в сохранении лосося. Расскажут и про водные экосистемы, взаимосвязь разных животных между собой и место в этих цепочках лососей. Приехать на экскурсию может любой желающий.

Нерест лосося

Лососи покидают море задолго до своего нереста – уже в конце весны их стаи входят в реки. Зачастую лососевые косяки можно увидеть невооруженным глазом – они плывут очень близко от поверхности воды, создавая эффект сильного бурления. Это и немудрено, ведь когда лосось идет на нерест, а также в моменты опасностей, его скорость может достигать почти 65 километров в час! А благодаря могучему хвосту, лососи способны перепрыгивать через множество водных преград высотой более 3 метров.

Нерест лосося идет на перекатах с крупнопесчанистым или каменистым дном, порой на глубине даже менее 35 сантиметров. Причем очень часто эта благородная рыба возвращается на места предыдущего метания икры.

Особенности периода нереста у лосося.

Инстинкт сохранения потомства, когда лосось идет на нерест, заставляет отдельных взрослых и сильных особей доплывать до самых верховий рек.

Выметав икру, истощенная, ослабевшая рыба, сумевшая избежать рыбацких сетей и спиннингов, скатывается в море.

Икра лосося отличается крупным размером и не высокой численностью, если сравнивать с размерами самой рыбы. И хотя количество икринок тем больше, чем старше сама рыба, но обычно их число не превышает 20 тысяч. В первые дни после нереста, семужья икра прозрачно-молочного цвета, а после созревания она приобретает всем известный насыщенный морковный оттенок.

Темпы развития лососевой икры напрямую зависят от температуры воды, в которой она находится. Однако этот процесс этот все равно нельзя назвать быстрым. Мальки могут появиться из икринок спустя 1,5-2,5 месяца после выметывания. А если нерест лосося пришелся на осенний период, то процесс ее созревания может затянуться даже на 100-140 дней. Но обычно полное развитие икринок завершается к концу зимы-началу весны.

Примерно месяц после вылупления у молодых подвижных лососиков сохраняется очень большой желточный пузырь, после исчезновения которого многие мальки погибают. Те же, кому посчастливилось выжить, начинают самостоятельно отыскивать себе пищу.

Молодые лососики мало похожи на своих взрослых собратьев – у них непропорционально большая голова, расцветка палевая с зеленью, причем на спине и боках множество темных пятен.

Этот период жизни лососей называется «рагг». Маленькие лососики обычно около года-двух проводят в верховьях рек. Сначала они питаются попавшими в воду мелкими насекомыми, потом икрой рыб других видов, а хорошо окрепнув, они начинают поедать и саму рыбу. Там лососики постепенно вырастают, их тело становится более пропорциональным, а вот пятнистая расцветка пока остается неизменной.

Ко второй весне большинство лососиков достигает длинны 12-20 сантиметров. В это время они очень похожи на форелей. Окраска становится серебристо-стальной с голубоватым оттенком на спине. А между еще сохраняющимися к этому времени широкими пятнами на боках отчетливо различимы красноватые вкрапления.

В два года лососики начинают собираться в стаи по 40-60 штук и весной спускаются вниз по реке к морю. Правда плывет молодняк медленно, со скоростью около 3 километров в час. Часто стайки задерживаются на перекатах, могут по нескольку раз возвращаться назад, чувствуя быстрое течение.

Добравшись до устья реки с солоноватой водой, молодняк лососей делает остановку на несколько дней, после чего собирается в многочисленную стаю и на некоторое время уходит на очень большую глубину моря.

Спустя два месяца, окрепнув и существенно прибавив в весе, лососи вновь заплывают в свои реки и поднимаются к тем же высотам, где и подрастали.

К этому времени темные полосы на теле исчезают, голова удлиняется и рыба становятся похожи на настоящую взрослую семгу, от которой отличается только более бледной окраской и тонким телом.

За два месяца жизни в море лососевый молодняк может вырасти до полуметра и поправиться до полутора килограммов. Такой необычайный прирост уникален и отмечается только у лососей. Ученые полагают, что его причина – обильное количество пищи в морских глубинах, где они временно пребывают.

Ведь и более взрослая семга после жизни в морской воде растет удивительно быстро. В двухлетнем возрасте, когда лосось идет на нерест, повторно возвращаясь в реки из морской пучины, размеры многих особей уже достигают 70 сантиметров и весят они около 3-5 килограммов. Но даже такие «габариты» не предел – нерест лосося может происходить и тогда, когда вес некоторых рыб, после очередного пребывания в сытной морской среде, достигает 8 килограммов!

В возрасте трех лет, как самки, так и самцы лосося полностью сформированы и готовы к размножению.

Видео «Нерест лосося на радость мишкам».

VN:F [1.9.22_1171]

обновите страницу и голос учтётся

Рейтинг: 9.7/10
(всего голосов: 3)

Читаем дальше, не останавливаемся:

Нерест лосося

Нерест лосося

Приблизительно в конце весны, лососи собираются в небольшие стаи и, покидая море, уходят в реки. Движутся они достаточно быстро, в основном возле поверхности воды, из-за чего создается сильное волнение.

Сразу после вхождения реку лосось совсем перестает кормиться, тут уже его жизнеспособность поддерживают ранее накопленные в море жировые запасы. К тому же питаться им в это время практически невозможно, поскольку в рыбе находится такое количество икры, что она просто распирает ее.

Для нереста лососи выбирают небольшие ручьи с быстрым течением, прозрачной водой и каменистым дном. Глубина в том месте порой бывает настолько мала, что рыбе приходится укладываться на бок, чтобы полностью оказаться под водой. Кроме того, лососям свойственна такая особенность, что на ткромет каждая особь идет в ту реку и даже частенько в ту самую протоку, где когда то появилась сама.

Определившись с местом, самка в первую очередь тщательно очищает дно от различного мусора и травы, а затем роет в нем достаточно большую яму, в которую откладывает несколько тысяч икринок. После этого она засыпает яму песком. Таких гнезд каждая самка может сделать по нескольку. После этого она какое то время держится поблизости, охраняя их, затем уходит обратно в море, где начинает активно кормиться, восполняя свои жировые запасы.

Икринки лосося гораздо крупнее, чем у других видов рыб, однако их не так много и редко даже у взрослой самки их может быть более 20 тысяч. Развиваются икринки очень медленно, и молодь появляется не ранее, чем через месяц, а временами этот срок увеличивается и до 3-4 месяцев.

Появившиеся мальки очень похожи на форель-пеструшку, передвигаются достаточно быстро и вскоре уже начинают самостоятельно искать себе пищу. Первые годы маленькие лососики живут в реках, держаться на участках с быстрым течением, питаются насекомыми, их личинками и мелкими ракообразными. Спустя несколько лет после появления молодые лососи уходят в море. В это время они приобретают свою серебристую окраску. В море лосось начинает активно кормиться, основу его рациона в это время составляет мелкая рыбешка.

Круг жизни — Охотники.ру

Фото автора

Фото автора

Рассказывая о Камчатке, нельзя не сказать о тихоокеанском лососе. Камчатка — царство Лососевых! Нигде больше в России не встретишь столько видов этой ценной рыбы. Кета, чавыча, сима, нерка, кижуч, микижа… Уже только за тем, чтобы увидеть лососевую Камчатку, до полуострова обязательно стоит добраться.

Камчатский день угасал. Над близкими грядами зеленых горных хребтов нависла нежно-фиолетовая дымка предвечерья. Легкий туман нахлынул с ложбин, и вот уже его молочные космы потянулись ниже, к реке Быстрой. Рябь на воде от скорого течения и низового ветерка морщила зеркало реки.

Стою на берегу и раз за разом кидаю спиннингом вертлявую блесну. С каждым разом блесна приходила пустой, и я вновь и вновь повторял уже пройденное, со всего маху забрасывая металлическую «хитровку» в поток. Рыба не желала «обманываться»! И какую только блесну я не цеплял на поводок, и разноцветные воблеры, и «заморскую» в форме икринки насадку, пропитанную особым ароматом. Временами, надеясь на успех, я заходил далеко в воду по каменистому дну реки, насколько позволяли мне мои «болотники», но всё было напрасно.

Но ведь рыба-то была рядом, я ее видел, слышал! Прыгающие то и дело гольцы и кета лишь раззадоривали меня, хотя я прекрасно понимал, что преодолевающему перекаты лососю вовсе не до моей мудреной приманки. Пора нереста! А для тихоокеанского лосося это особое время, пора края жизни. Ведь за окончанием нереста непременно последует гибель рыбы. Так уж распорядилась природа…

На реке Плотникова, разбитой на многочисленные рукава, стоя у прогретого солнечным теплом каменисто-песчаного берега я долго наблюдал игру с течением резвой стайки мальков лосося. Пройдет время и, повзрослев, они уйдут нагуливать силу в глубины океана, чтобы потом вернуться в ту реку, что подарила им жизнь и где навсегда остались их предки.
Поражает сила, с которой идущие на нерест лососи преодолевают бурное течение порожистых рек. Всё на той же реке Плотникова, стоя в потоке с удочкой, наблюдал, как напористо идут к своей цели косяки гольцов, кеты, горбуши. Чистота воды позволяла видеть всё, что происходит на дне, в полуметре от поверхности. Я даже ощущал, как сильные рыбы тыкаются о мои ноги, стараясь обойти возникшую на пути преграду. Иногда, остановившись, лососи под напором воды сваливались назад, но вскоре вновь устремлялись вперед, к заветной цели.

Особо впечатлял цвет кеты: словно облаченную в красно-зеленый камуфляж, ее нельзя было спутать ни со стаями гольцов, ни с неркой, еще не успевшей забагроветь. Клыкастая пасть и крючковатый нос делали кету какой-то устрашающей и необычной.

Нерест лосося в камчатских реках — явление уникальное. Увидев его единожды, запомнишь на всю жизнь! В одном из ручьев у истока реки Озерной, мне показали ручей, плотно забитый неркой. Июль, начало массового нереста этого лосося. В некоторых местах ручья от вошедшей туда нерки дна не было видно вовсе. Сплошной ковер из красных рыбьих спин, тут же рядом уже потерявшие свой нерестовый цвет погибшие нерки.

Краснобокие, с зелеными головами нерки, чтобы опередить друг друга, порой выталкивая из общего потока теряющих силы рыбин, иногда перескакивая друг через друга, разбивая воду в мелкие брызги, спешили занять место на нерестилище. Те, у которых еще есть силы двигаться, старались пройти какое-то расстояние вверх по течению, а те, у кого силы иссякли, заваливались на бок и, едва работая жабрами, замирали. Поток нерки, забивающей ручьи, настолько плотен от кишащей рыбы, что встав на его пути, кажется, будешь непременно сбит с ног.

В определении нереста лососей есть такое понятие, как «рунный ход». Это время самого пика нереста, когда лососи накрепко «забивают» протоки, ручьи, впадающие в реки. Тогда численность лососей на нерестилищах начинает достигать тысяч особей.

Стоит отметить, что не сразу та же нерка приобретает нарядный вид. Идет она из морских вод в обычном наряде, серебристая, и потому зовут ее «серебрянкой». На реке Озёрной с моста рыбоучетного заграждения было хорошо видно, как идут косяки серебристой нерки в Курильское озеро. Осторожно идут. Стоит только пошевелиться, переступить с ноги на ногу, или махнуть рукой, как тотчас вся рыбья стая уходит в сторону. В эту пору, неотличимы самцы от самок. И только спустя время, к самому нересту, приобретают они особенный бордовый окрас. Головы нерок зеленеют. У самцов начинает разрастаться верхняя челюсть и походить на некий грозный зубастый клюв. Эти необратимые, запрограммированные изменения во внешнем облике нерки останутся с ней до конца ее дней.

Ничто не может помешать лососю завершить круг жизни. На камчатских реках нет дамб, заграждений и все они являются нерестовыми. Даже медвежьи когти не страшны лососю. Вероятность миновать медвежью «столовую» для лососей «первого» захода весьма призрачна. Медведи, пасущиеся на мелководье и хорошо знающие время нереста, всегда начеку. Довелось мне видеть на той же реке Плотникова кету со свежими шрамами от медвежьих когтей. Глубокие, с рваными краями раны, слегка затянутые розоватой пленкой. Видно, что рана серьезная, и относительно не давняя. Но как-то умудрилась рыбина увернуться от косолапого и уйти от медвежьих зубов. Лосось на каменистых камчатских реках — легкая добыча для зверей.

Но не сразу зашедший в пресную воду лосось спешит на нерест. Отстаивается в косяках, словно решая, какой ему путь выбрать, в какой ручей зайти, к какому мелководью, прогретому солнцем, пристать.

Круг жизни лосося определен природой. Два года молодь проводит в пресной воде, а затем, на целые два-четыре года, уходит в море нагуливать силы для решающего броска к своему «финишу» жизни. Если к нересту лососей поджидают медведи, то в море врагов у них гораздо больше. Помимо касаток и тюленей, лосось в этот период еще попадает в тралы рыболовецких судов.
Определила природа и сроки нереста лососю каждого вида. Бывает, что нерест несколько смешается по срокам, но всё же основная масса нерестящейся рыбы приходит в нужное время.
В природе к воспроизводству потомства допускается сильнейший. Это соблюдается и у рыбы. Выбив на каменистом нерестилище гнездо, самка лосося скидывает в него созревшую икру. Теперь дело за самцами. Не каждого подпустит она к своему сокровищу! Только крупный, сильный самец выполнит свое предназначение. После чего кладка икры закрывается галькой. Самец уходит на поиск другого гнезда, а самка остается возле своего последнего пристанища. Через некоторое время она погибает, став впоследствии пищей для мелких организмов, которыми затем кормится малек. После окончания нереста погибают и самцы.

Казалось бы, природа жестока к лососю, отпуская ему жизненный срок, полный тревог и опасностей, обрекая его на смерть после нереста. Но в то же время, благодаря своему конечному исходу в круге жизни, лосось освобождает место новому поколению, произведенному им на свет. Смерть, рождающая жизнь…

Олег Трушин 28 июля 2016 в 04:13

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *